ttshka (ttshka) wrote,
ttshka
ttshka

Categories:

Француженка и СССР. Байки одного гестхауса



В начале сентября, когда я только приступала к своим обязанностям в гестхаусе в элитном квартале Пондичерри, в книге бронирования уже была запись: "Декабрь, 3 недели с... по... , Мишель (номер 5), Эдит (номер 8). Бронь не трогать, другие комнаты не предлагать!" Две приятельницы из Франции останавливались здесь уже не в первый раз, по дороге в аюрведический СПА в другом индийском штате. Они очень заблаговременно сообщали о своих планах, одновременно покупая билеты на самолёт. В гестхаусе их хорошо знали, ценили и предвкушали их появление. Я же пока была лишь наслышана и надеялась, что смогу найти общий язык со столь почитаемыми гостьями.

В жизни всё получилось ещё интересней. С Мишель у нас, несмотря на пятидесятисемилетнюю разницу в возрасте, завязалась настоящая дружба, про неё я, возможно, ещё расскажу. А Эдит, которая младше своей приятельницы на пару десятков лет, поведала мне немало интересных историй, среди которых была история её путешествия в Советский Союз конца семидесятых годов.

Тема той поездки замелькала на горизонте сразу, как только Эдит узнала, что я родилась и выросла в Москве, то есть где-то на второй день после её прибытия. Но рассказ постоянно откладывался - чувствовалось, что для него требуется не только достаточное количество свободного времени, но и немного вдохновения.
Звезды сошлись буквально в последний день перед её отъездом. Я осталась на работе до позднего вечера, в гестхаусе стояла тишь да благодать, Эдит только вернулась с прогулки и пребывала в хорошем настроении. Оставалось только разрешить её рассказу случиться...

Результат печатаю здесь без изменений и предупреждаю, что сказ будет долгий, поэтому устраивайтесь поудобнее)

Дело было в конце семидесятых, Эдит была молода, весьма хороша собой и работала стюардессой в авиакомпании Air France. Работа позволяла ей открывать для себя мир, и это интересовало нашу героиню гораздо больше, чем деньги, которые ей там платили. Однако за несколько лет полетов её ни разу не поставили на рейс в Советский Союз. Отпраздновав своё двадцативосьмилетие, Эдит решила, что так или иначе должна побывать в столь интересной, но закрытой от мира стране и на случай более надеяться не будет.

В парижском турагентстве ей объяснили, что единственный способ посетить СССР - это в составе туристической группы, одиноких путешественников туда не пускают. Эдит поразмыслила и выбрала тур в конце декабря - хотела посмотреть на знаменитую русскую зиму и заодно отметить там Новый Год. Все шло гладко, пока в агентстве ей не сообщили, что группа летит рейсом "Аэрофлота". Эдит хорошо знала, как её коллеги из мира авиаперевозок относятся к разным авиакомпаниям. Репутация Аэрофлота вкупе со знанием о том, какими суднами они оперируют, мягко говоря, не внушала ей оптимизма. Не без сопротивления со стороны агентства, но ей удалось договориться с организаторами поездки, что она отдельно полетит рейсом Air France, отправляющимся на несколько часов раньше, и встретится с группой в Шереметьево.

Уже в самолёте, на полпути между Парижем и Москвой, Эдит раскрыла сумочку, достала из неё пачку хрустящих советских рублей и принялась рассовывать их по своим высоким зимним сапогам. Не то, чтобы это было привычное для неё занятие... Рубли достались ей от заботливого коллеги-пилота, который специально привёз их из Швейцарской командировки. Иностранцы обязаны были производить обмен валюты в специальных советских обменниках, но курс настолько отличался от доступного в Европе, что, произведя необходимые расчёты, Эдит легко согласилась на авантюру с провозом нелегальной наличности.

Незадолго до посадки командир корабля пригласил нашу путешественницу в кокпит - посмотреть на снижение. К её разочарованию, видно не было ни зги - над Москвой стоял густой туман и шёл снег. Диспетчер аэропорта даже предложил командиру перенести посадку в Ленинград, но тот понимал, на какие неудобства обрёк бы своих пассажиров, сядь он в другом городе, и принял решение сажать самолёт по приборам. Всё шло по плану, самолёт уже выпустил шасси, но тут произошло то, чего никто не ожидал: из тумана вдруг вынырнул огромный грузовик, перекрывающий всю посадочную полосу! Благодаря мастерству и впечатляющему самообладанию пилоты вовремя подняли нос воздушного судна, столкновения удалось избежать. Со второго раза самолёт успешно совершил посадку, но коленки Эдит ещё долго потрясывало от увиденного.

Очереди на паспортный контроль не было, Эдит оперативно покончила с формальностями, получила багаж и отправилась ждать встречи со своей группой. На третий час ожидания ей сообщили, что рейс Аэрофлота тоже попал в условия плохой видимости и был отправлен садиться в Ленинграде. Надо было что-то решать, ведь иностранцам разрешалось покидать аэропорт только в составе группы. Сотрудники аэропорта заверили Эдит, что постараются отправить её в отель с другой туристической группой, если таковая туда соберётся.

У нашей героини, тем временем, разыгралась головная боль и начала подниматься температура. Ещё в Париже она почувствовала симптомы надвигающегося недомогания, но не допуская даже мысли об отмене поездки, тогда она их просто проигнорировала. Тут же, вдобавок к головной боли, стало очень больно глотать и, испугавшись, что это ангина, Эдит приняла единственное разумное в этой ситуации решение - посетить медицинский пункт. Там её встретила очень симпатичная медсестра, ожидаемо, блондинка: "Снимайте сапоги, ложитесь на кушетку, я вас сейчас осмотрю".

Тут сердце Эдит замерло от испуга, ведь сапоги её полны советских рублей! Растерявшись, она промямлила: "Вы знаете, мне уже лучше.. ничего не надо.. пойду, пожалуй". К счастью, медсестра не стала настаивать на осмотре, иначе международный скандал был бы неминуем! Только дала больной какие-то таблетки, объяснила, как их принимать, и отпустила с богом. Эдит признаётся, что не помнит, решилась ли она выпить лекарство. Было страшно принимать медикаменты, на которых не было ни одного понятного знака.

К вечеру в аэропорту приземлился рейс из Кубы. Среди пассажиров была группа туристов, которая останавливалась в Интуристе - том же отеле, куда собиралась и Эдит. У француженки появилась перспектива провести ночь в кровати, а не в одном из кресел аэропорта!

Номер в Интуристе был комфортабельный, сотрудники говорили по-английски. Одним словом, жизнь налаживалась. За ужином, однако, ей сообщили, что французская группа приедет в Москву из Ленинграда на поезде, только к следующему вечеру. Весь следующий день Эдит рисковала провести одна, не выходя из отеля.

Она решила сначала хорошенько выспаться, а потом уже озадачиваться планами на день. Но уже за следующим завтраком ей повезло - её заприметил симпатичный русский гид той кубинской группы. Саша, как он попросил его называть, понял, в какую ситуацию попала героиня этого рассказа и любезно предложил ей присоединиться к автобусной экскурсии, куда он ехал вместе со своими подопечными. В полдень она встретилась с кубинцами в лобби отеля и все вместе они отправились в обзорную поездку по Москве.

Москва в тот день показалась в лучшем из нарядов - покрытая свежевыпавшим сверкающим на солнце снегом, с голубым небом, чистым от облаков.. Иногда автобус останавливался, чтобы дать гостям возможность погулять и пофотографировать. Кремль, Храм Василия Блаженного, вся Красная Площадь - будто картинки из туристических брошюр о Москве ожили и стали прекрасной реальностью.

К обеду всех вернули в отель, а затем кубинская группа должна была отправиться на следующую экскурсию. Саша предложил Эдит вновь к ним присоединиться. Но когда она пришла, к её большому удивлению, он извиняющимся тоном сказал, что отныне она не должна более ездить с кубинцами. Несмотря на то, что француженка вела себя более, чем скромно, кубинский гид заподозрил в ней агента капиталистической разведки и испугался, что она может поспособствовать переправке его кубинцев в Европу! Оказывается, во время пересадки в Испании два "туриста" уже умудрились сбежать, и теперь их гид не хотел идти даже на малейший риск. Что делать, до конца дня нашей героине пришлось остаться в отеле - смелости на одиночные прогулки по советской столице она пока не набралась.

К вечеру наконец-то доехала группа из Франции, и в номере Эдит теперь появилась ещё и Луиз - тоже парижанка и к тому же ровесница нашей героини. По счастливому стечению обстоятельств, она оказалась переводчицей, хорошо знала русский язык, у неё даже были друзья в Москве, с которыми она пообещала познакомить свою соседку.

Назавтра Эдит спустилась к завтраку ровно по расписанию. Спустя пятнадцать минут она допила свой кофе и направилась ждать остальных в фойе отеля. Некоторые участники группы, однако, будто провалились под землю - спустя ещё полчаса от них всё ещё не было и духу. Гид отправился лично собирать подопечных, но вернулся снова не со всеми.. Оказалось, несколько человек ещё спали и только сейчас спустились позавтракать. Терпению Эдит определенно подошёл конец. Не для того она с такими приключениями летела в морозную Москву, чтобы проводить время в ожидании менее дисциплинированных туристов. Она решительно встала и направилась к выходу из отеля: "Не могли же меня арестовать только за то, что я в одиночку гуляю по достопримечательностям". Впоследствии эта история повторялась - Эдит ждала минут пятнадцать, а потом уходила в свободное плавание. Днём! А по вечерам они гуляли вместе с Луиз, которая ввела её в круг своих русских приятелей.

"Что тебе рассказать об этом? Красота города меня поразила - архитектура, музеи, а какое в Москве чудесное метро! Но, наблюдая за жизнью простых людей, я не могла сдержать слез. Повсюду были очереди - за хлебом, за мясом, за сапогами.. Люди были одеты примерно одинаково, бедно, серо.. Я чувствовала в этом огромную несправедливость, ведь чем они отличались от нас, европейцев? Ничем! Но почему-то позволяли так с собой обращаться.. это было очень грустно.."

Однажды она гуляла по ГУМу и увидела в одном из отделов чудесные сумочки, за которыми стояла длиннющая очередь. Эдит присоединилась к очереди, уж очень ей понравилась предлагающаяся модель. Через минуту к ней подошли и пригласили пройти к прилавку. Туристы, очевидно, не должны были увозить с собой воспоминания о проведённых в советских очередях часах личного времени. Ещё Эдит приобрела в ГУМе красочный путеводитель по Москве для иностранцев. Он ей помог найти объяснение тому факту, что на втором этаже ГУМа были прекрасные бутики, но совершенно не было покупателей. "Не представляю, как они пропустили такое в путеводителе, но в нем чёрным по белому было написано, что магазины на втором этаже работали только для членов политбюро и их семей. На месте мне этого, конечно, никто не объяснил."

Среди людей, с которыми по вечерам встречались Эдит и Луиз были, в числе прочих, университетские преподаватели, потерявшие работу из-за контактов с иностранцами. Встречи с ними проходили в обстановке совершенной секретности. Была ещё молодая женщина по имени Мария - дочка известного советского кинематографиста, застреленного, как говорили, по политическим соображениям. "Если бы ты знала, как Мария говорила по-французски! Как я! И это при том, что она никогда не бывала во Франции. Спустя много лет я узнала, что ей удалось уехать в Париж и была очень за неё рада!"
Провожая француженок по небольшим центральным улочкам, их советские приятели всегда останавливались за несколько сотен метров до отеля. Дальше девушки были предоставлены сами себе.

Московская часть поездки незаметно подошла к концу, пришло время переместиться в Ленинград. Там группу поселили в хорошей гостинице и снова начались экскурсии: Невский проспект, Эрмитаж, Петергоф.. Так пролетела ещё неделя. Наступил Новый Год. В отеле для группы накрыли праздничный стол, еда, по словам Эдит, была не слишком изысканная, но вкусная. "Ах, как же я тогда наслаждалась этой вашей русской икрой, потом сколько баночек смогла - увезла на сувениры. А вот от интерьеров ресторанов, в которых нас кормили, впечатления остались неоднозначные - большое претенциозное пространство и полное отсутствие души" Компания тогда уже сплотилась, так что Ленинградский Новый Год отметили дружно и весело. На этом тур подходил к концу, через пару дней самолёт должен был доставить всю группу обратно в Париж.

Однако тут Эдит почувствовала, что совсем не хочет уезжать. Что её приключения заканчиваются, так толком и не начавшись. "Не знаю, что это было.. Я была молода, безрассудна и.. решила отправиться в Москву и разыскать Сашу, того симпатичного гида, который был так добр ко мне в самом начале!". Эдит придумала легенду о том, что не успела обойти все музеи Кремля и другие достопримечательности, и попросила гида своей группы организовать ее отправку на поезде обратно в Москву. Гид ответил, что сначала необходимо получить разрешение сверху. Через три дня, когда вся остальная группа уже была в Париже, разрешение пришло, но с пометкой: "Поезд - ночной".
Такое решение Эдит не устраивала, ведь в мечтах она уже рассматривала из окон поезда обычную, нетуристическую Россию. Она вновь пошла в администрацию отеля и убедила всех, кого нужно, что в связи с состоянием здоровья может путешествовать только в дневное время. Спустя ещё два дня добро было получено. Можно было собирать вещи, Москва ждала!

Утром следующего дня Эдит посадили на такси до железнодорожного вокзала и дали инструкцию сидеть на перроне и ждать человека, который поможет ей сесть на поезд.
"Тут я почувствовала себя на страницах "Доктора Живаго": на улице холодно, серо, туман, метель, я неподвижно сижу на вокзальной лавочке, изо рта идёт пар, присматриваюсь к людям, чтобы не пропустить того, кто мне нужен. Люди проходят мимо закутанные в простые серые пальто с платком или "шапкой" на голове (Слово "шапка" во французском языке обозначает шапку-ушанку"). Некоторые заняты своими мыслями, некоторые с интересом меня разглядывают - для них, на этом вокзале, я была что инопланетянка. Как бы я не хотела слиться с толпой, тогда это было просто невозможно."
В какой-то момент Эдит вдруг испугалась, что никто за ней так и не придёт. Когда на перрон приходили поезда, она стала подниматься и спрашивать у людей - "Москва? .. Москва?".

Одновременно с очередным поездом рядом с ней из ниоткуда вырос человек: "Вы Эдит? Идём!". Достаточно бесцеремонно он подтолкнул её к вагону, там объяснил что-то проводнице и исчез также незаметно, как и появился. Вагон был сидячий, плацкарт.. Из окна, к разочарованию нашей героини, не было видно ни зги! Туман и метель сопровождали поезд всю дорогу до Москвы, и она сто раз пожалела, что не согласилась на ночной поезд. Без знания языка не было возможности скоротать время в общении с попутчиками, а внимания иностранка привлекала больше, чем ей бы того хотелось. Пришлось провести весь путь, молча улыбалась в ответ на пристальные взгляды...

В Москве нашу героиню встречали уже новые лица. Отъезжая от вокзала на желтом такси, водитель вдруг ей сообщил, что везёт ее в гостиницу "Космос". Эдит насторожилась - зачем? Почему не Интурист? Тем более, что Космос так далеко от центра Москвы! Уж нет ли у властей плана ограничить ее передвижения?
По приезду в гостиницу, однако, все сомнения рассеялись. Там было красиво, комфортно, а дежурная по этажу даже говорила по-французски! Этой ночью наша француженка засыпала счастливая - и от того, что у неё всё-таки получилось вернуться в Москву, и от предвкушения новых приключений.

На следующий день Эдит первым делом отправилась в Интурист - где же ещё искать Сашу, если не на месте его работы.
Не имея более документов, подтверждающих её здесь проживание, она немного стушевалась перед лицом многочисленной охраны, прогуливающейся взад-вперёд перед входом. К счастью, она смогла быстро взять себя в руки, сделала самое надменное лицо, на которое была способна, и беспрепятственно прошла через все кордоны безопасности до приятной девушки на рецепшн.

Выслушав её вопрос, девушка любезно пригласила Эдит проследовать за ней и,
проведя сквозь лабиринты внутренних коридоров, оставила нашу героиню ожидать в невзрачно обставленном кабинете. Вскоре подошла другая сотрудница отеля, уже постарше, и начала задавать уточняющие вопросы:
- Вы знаете его полное имя?
- Саша
- Хотя бы, фамилию?
- нет
- имя отца?
- не знаю
- имя матери?
- ...
- примерный район проживания?
- не представляю даже
- А вы что-то ещё о нем знаете, кроме имени?
- Он высокого роста, блондин. Работает у вас гидом.

Сотрудница сомнительно поджала губы, но попросила Эдит никуда не уходить, а сама удалилась из кабинета. Спустя пятнадцать минут она вернулась с клочком бумаги, на котором был записан московский адрес. Женщина пожелала Эдит удачи и распрощалась со странной француженкой, которая пришла, что в сказке, найти того, не знаю кого.

Выйдя из отеля, Эдит отправилась в телефонную будку. Она знала, что без поддержки своих местных друзей не сможет больше продвинуться ни на шаг. Первым делом она позвонила Марие, дочери режиссёра, и встретила у той полную поддержку и понимание. Спустя полчаса девушки встретились у Большого Театра только для того, чтобы сразу поймать такси и вместе поехать по указанному на бумаге из Интуриста адресу.

По прибытию на место, которое, судя по времени следования, находилось на окраине Москвы, Мария убедила Эдит, что той нельзя идти не то, что звонить в дверь, а и вовсе лучше не выходить здесь из машины. Эдит неохотно согласилась отпустить подругу одну, но уже через несколько минут та вернулась с пустыми руками - никого не было дома. Девушки нашли пустой клочок бумаги, и Эдит набросала небольшую записку: "Саша, это Эдит. Я снова в Москве. Если хочешь, позвони мне. Гостиница Космос, номер 312".

Делать больше было нечего, Мария оставила записку под дверью и девушки поехали обратно в центр Москвы. По дороге Мария попросила Эдит одолжить ей красивый длинный меховой жилет, в котором та была, на какое-то важное для неё мероприятие. Эдит предложила отдать его сразу же, но Мария отбрыкалась: "что ты! Я не могу с таким жилетом придти домой, меня и семья, и соседи замучают расспросами!"
Мария предложила целый шпионский план: на завтра необходимо было встретиться на автобусной остановке, проехать вместе одну остановку и во время поездки обменяться верхней одеждой. Потом девушки должны были выйти из автобуса и разойтись в разные стороны, чтобы вечером, после мероприятия, проделать все это заново. Эдит забавлял предложенный подругой сюжет, но она и сама давно хотела погулять по Москве, не привлекая излишнего внимания, чему помогла бы простая, но хорошо сидящая дубленка, которую взамен предлагала ей Мария, так что она дала своё согласие на авантюру. На том и разошлись.

Эдит поужинала и сразу отправилась в номер, опасаясь пропустить звонок. Звонок не заставил себя ждать, но на том конце провода был не Саша, а незнакомый женский голос: "Вы кто??? Почему вы оставляете записки моему мужу? Немедленно объясните мне, что происходит!"
Эдит поняла, что они, вероятно, нашли не того Сашу, и тысячу раз извинившись, объяснила звонившей даме, что не хотела ничего плохого. Она искала совсем другого Сашу и больше никогда не потревожит их семейную пару. Дама будто успокоилась и, бросив "гудбай", положила трубку.

Устав от насыщенного событиями дня, Эдит отправилась спать.. Следующий день был уже спланирован, а затем поиски предстояло начать сначала.

.....................................

Доведя рассказ до этого места, Эдит остановилась и задумалась.. "Знаешь, если честно, я уже не помню, как я его нашла. Но я нашла! И, что главное, он был мне очень рад. Мы тогда пошли гулять по Москве, он так хорошо рассказывал мне про каждую улицу, дом.. В его устах самые простые закоулки превращались в интересные достопримечательности. А потом он пригласил меня поехать на дачу его отца, в Загорск. Мы поехали с друзьями, и Мария тоже там была! Было так весело - каждый раз, когда мы проезжали полицейских, мне надо было чуть ли не ложиться на пол машины. Эдакая игра в прятки с русской полицией. В Загорске было так красиво.. нетронутые снежные сугробы, деревянные дома, баня.. Мы пили, разговаривали, танцевали, веселились. Это был настоящий праздник в сердце той самой нетуристической России, которую я так мечтала увидеть!"

Тут уже я не удержалась: "Ну а у вас двоих что-то было? Ну.. чем все закончилось??"
"Да.. Было.. - отвечала Эдит, загадочно улыбаясь - Флирт был..."
Я не стала настаивать на деталях, только спросила, встречались ли они вновь.
"То было другое время - услышала я в ответ - мы не могли поддерживать связь на расстоянии, а вернуться в Москву у меня получилось лишь спустя три года. Но в тот, второй раз я уже понимала, что еду к вашей загадочной стране, к её культуре, её красоте. Я хотела посмотреть на Россию в конце весны, знала, что это будут совсем другие впечатления. Сашу я тогда уже не стала разыскивать, связанная с ним история была для меня совершенна и не требовала продолжения"

Эдит возвращалась в Москву и после перестройки, когда Ее подруга, будучи экспатом в крупной компании, жила в элитном доме с видом на Кремль. Но это уже совсем другая история.. А в окончание нашего рассказа остаётся только добавить, что Эдит так и не вышла замуж. Кто знает.. Быть может, если бы не особенности советского строя, жизнь наших героев сложилась бы совсем по другому сценарию.. Одно скажу точно - имена в этой истории настоящие. Так что, если среди ваших знакомых есть Александр, в семидесятых годах работавший гидом в гостинице Интурист и знававший француженку по имени Эдит, передайте ему, что она до сих пор о нем вспоминает :)

Tags: СССР, байкиодногогестхауса, путешествия, француженка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Иконописец по имени Люси

    Времени час ночи, но я всё равно должна рассказать вам историю иконописца из Франции по имени Люси) Мы с Люси познакомились в гестхаусе. Она…

  • Опять всё с ног на голову)

    Ну что, не успела я привыкнуть к своей роли заместителя хозяйки мини-отеля, а вы - к моим историям, как жизнь снова внесла свои коррективы.…

  • Сейчас будет пост про Индию ❗

    На фото - мой завтрак. Каждый день, по пути на работу, я заезжаю в небольшую индийскую пекарню, где как раз ко времени моего приезда достают из…

promo ttshka august 8, 2014 11:46 16
Buy for 10 tokens
Это мой лучший друг, Роман. Ромка совершенно гениальный диджей (сценическое имя - NZ Selector), и к тому же один из самых гармоничных людей, которых я знаю. Иногда мне даже кажется, что он уже достиг просветления, но не хочет привлекать к этому излишнего внимания общественности) Вообще, я могла…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 24 comments